tt
bes oday
  Лучшее в блогах
Сюжеты Афиша
Посты дня Репортажи дня Тексты дня Видео дня Фото дня
В теме
Реклама
Подождите.
Посты по теме
Как шпана и полиция громили "Мемориал"
Как шпана и полиция громили "Мемориал"
Поведение полицейских было весьма странным - задерживать дебоширов они не слишком старались, зато заблокировали выходы и никого из зрителей и сотрудников не выпускали - даже тех, кто появился на месте после событий.
 
Самое читаемое
Проблемы с переписью
7.11 число просмотров 1527 число записей 10
 
Разгром "Мемориала"
30.11 число просмотров 535 число записей 10
 
Рабы QR-кода
30.11 число просмотров 372 число записей 6
 
Умер Градский
30.11 число просмотров 57 число записей 6
 
Московская "Магистраль"
30.11 число просмотров 29 число записей 4
 
Прислать свою ссылку
Разгром "Мемориала" <код для ЖЖ>
Разгром "Мемориала"
Генпрокуратура подала иск о ликвидации старейшей правозащитной организации "Мемориал". Причина — систематические нарушения законодательства об “иностранных агентах”. Судебное заседание состоится 25 ноября.
Создан: 16.11.2021 16:47, обновлен: 30.11.2021 12:01
Просмотров: 536
Теги:
30 ноября
На сайте Диссернета появился прокурор, выступавший в Верховном суде с обвинением в адрес Мемориалассылка на данный пост
https://www.facebook.com/andrei.rostovtsev/blogAndrei Rostovtsev
На сайте Диссернета появился прокурор, выступавший в Верховном суде с обвинением в адрес Мемориала в нарушении международных конвенций, в т.ч. Конвенции о защите прав человека и основных свобод. https://www.dissernet.org/expertise/vagurindv2009.htm Юристы, участвовавшие в процессе, недоумевали. Как так? Ведь по международным конвенциям, указанным в иске, субъектами нарушения прав могут признаваться только государства. Что это было? Новое изобретение Генпрокуратуры в области международного права? Всё оказалось намного проще. На стр. 145-146 своей кандидатской диссертации прокурор Вагурин ссылается на Конвецию о защите прав человека и основных свобод и практику ЕСПЧ. И все, о чем он "пишет", беззастенчиво передрано с диссертации доцента кафедры уголовного процесса Белгородского юридического института МВД РФ, Ю.А. Ковтуна. Какая диссертация, таков и иск, - с грустью сделали вывод юристы.
Это не единственный кусок Справки, некорректно заимствованный из других источников подобного рода. ссылка на данный пост
https://www.facebook.com/maria.eismont/blogMaria Eismont
На первой фотографии - одна из страниц "Справки об исследовании №383/20 от 3 декабря 2020 года, авторства Крюковой Н.Н. и Тарасова А.Е., приложенной прокуратурой г. Москвы в обоснование административного иска о ликвидации Правозащитный Центр "Мемориал" Страница эта из раздела "Методические основы анализа", где предполагается описание научно обоснованных методик, по которым выполняется исследование. На второй фотографии - сделанный мною скриншот с сайта www.bestreferat.ru, одного из многочисленных сборников студенческих и школьных рефератов. Как говорится, найдите отличия. Это не единственный кусок Справки, некорректно заимствованный из других источников подобного рода. А некорректные заимствования - далеко не единственная претензия научного сообщества к документу. Базируясь на выводах Справки, прокурор г.Москвы утверждает, что ряд публикаций на сайте организации «направлены на формирование у неопределенного круга лиц представления о допустимости осуществления террористической и экстремистской деятельности». Через три часа в Московском городском суде состоится второе судебное заседание по делу. Мы по-прежнему на стадии подготовки дела к рассмотрению по существу.
развернуть>>
Давайте я скажу это вслух. Тем, кто не расслышал или не придал значения.ссылка на данный пост
https://www.facebook.com/nickolay.kononov/blogNickolay V. Kononov
Давайте я скажу это вслух. Тем, кто не расслышал или не придал значения. Прямо сейчас сообществу русскоязычных людей, чьи предки жили в СССР, угрожает коллективная болезнь Альцгеймера. Мы можем потерять память. Речь не о постковиде, а о том, что пугающие мир своим ядерным оружием и комплексом неполноценности чекисты объявили войну за прошлое. Они отучают сомневаться в комплиментарной к советской империи версии прошлого, а не отучившихся — запугивают. Для чего принимают всё новые законы, ограничивающие право обсуждать историю и доискиваться истины. Кто упускает из рук прошлое, тот проиграл будущее. Поэтому сейчас крайне важно поддержать «Мемориал», который они хотят закрыть. Тот самый, что основал Сахаров. Тот, что выпускает книги, собирает выставки, систематизирует свидетельства о преступлениях государства, делает слышимыми голоса его жертв. Помогает узнать судьбы пропавших родственников. То есть, глядя с любых нелюдоедских позиций, занимается важным *общим* проектом — хранит память. Так вот теперь преемники советского государства и худших из его ценностей хотят вместе с «Мемориалом» стереть огромный кусок нашей памяти. Будто ничего не было. Будто не надо думать о прошлом и пытаться его переосмысливать. Будто минувшее это тёмный лес, в котором могут разобраться лишь сертифицированные роскомнадзором специалисты. Будто их точка зрения единственная, а остальные… Короче, как пел классик, строят планы на наших детей. Я ужасно благодарен «Мемориалу» за многое — за материал к моему роману «Восстание», за медиахакатон по советскому террору — но дело не в личной благодарности. Она сейчас бесполезна. Полезно только коллективное действие. Самая массовая из петиций за отмену дела о ликвидации «Мемориала» собрала почти 100 000 подписей. Подпишите и вы и покажите друзьям. Ссылка в первом комментарии. В последнее десятилетие много законов, сущностно нарушающих права человека, были пропущены, сочтены недостаточно важными, не достойными протеста — и во многом поэтому мы находимся там, где мы находимся. Если есть шанс совершить что-то полезное, нельзя его упускать.
16 ноября
Открытое письмо музыкантов в защиту «Мемориала»ссылка на данный пост
https://www.facebook.com/misha.nodelman/www.facebook.com
Любой музыкант рискует. Это свойство профессии. Взять нужную ноту, не соврать, не дать руке соскочить - высокая индивидуальная ответственность. Но любой музыкант - даже если он солист - знает, что он член ансамбля, а уж об оркестре и говорить нечего - здесь необходима поддержка и помощь со всех сторон. «Мемориал» - это часть большого оркестра. И, может быть, сегодня это важнейший его голос. Голос подлинной истории и голос достойного будущего, голос в защиту права множества свободно выражать своё мнение. Оркестр органически обязан помочь тому, кого пытаются заставить замолчать. Музыканты требуют свободного голоса для одного из мощнейших инструментов в оркестре под названием Россия. Современная деятельность «Мемориала» - защита политзаключённых, сохранение памяти о репрессиях, возвращение имен их жертвам. Это камертон нашей совести. «Мемориал» преследуют преемники сталинских палачей: уничтожая память об их былых преступлениях, они легитимизируют преступления сегодняшние. Уничтожение Мемориала -- это попытка лишить нацию памяти. Нет — реабилитации репрессий! Да — реабилитации жертв репрессий! Руки прочь от «Мемориала»! ——————— Вы можете оставить свою подпись прямо здесь в комментариях под постом 👇🏻👇🏻👇🏻 ———————- Миша Нодельман - скрипач Михаил Аркадьев - заслуженный артист России, доктор искусствоведения Назар Кожухарь - скрипач, дирижёр, Москва Мария Остроухова, оперная певица Анна Арзаманова - пианистка, Заслуженный работник культуры Григорий Кац - преподаватель Борис Филановский, композитор Сергей Белоглазов - пианист, Засл.деятель искусств, профессор Владимир Генин, композитор Юлия Бедерова - музыковед, журналист Анастасия Ващина - композитор, преподаватель Станислав Грес - клавесинист Александр Ревич - преподаватель Елена Ревич - скрипачка Дарья Чайковская - пианистка Наталия Пшеничникова, музыкант Игорь Слуцкер, пианист, преподаватель Артур Никулин, пианист Андрей Дойников, музыкант Карина Мндоян - пианистка Константин Столяревский - скрипач Олексій Ховайло - скрипач, педагог Александр Якобидзе-Гитман, пианист, историк, искусствовед Роман Столяр, композитор, пианист Артём Куцан, скрипач Роман Чистяков, пианист и музыковед, кандидат искусствоведения Сергей Воронков - бас-гитарист Ирина Сендерова, музыковед, заслуженный работник культуры Мария Горцевская, музыкант Александр Пан - альтист
Мемориал. Факультет ненужныхссылка на данный пост
https://www.facebook.com/adolin3/blogАнтон Долин
Ничего важнее в России нет сегодня, чем ситуация с обществом «Мемориал». Это не бюрократическая случайность, а спланированная атака, комментарии верховной власти не позволяют в этом усомниться. Это посягательство не на конкретных людей и их деятельность, а на память о репрессиях и медленный, мучительный процесс искупления того зла, которое власть творила со своим народом совсем, в сущности, недавно на протяжении долгих десятилетий (и от чего у нынешних правителей были все шансы дистанцироваться, но они предпочли открыто солидаризироваться). Недавно, растревоженный походом на Бутовский полигон (для участия в акции «Мемориала») и поездкой в Екатеринбург, инстинктивно схватил в магазине «Пиотровский» - одном из лучших книжных в России - когда-то пропущенный «Факультет ненужных вещей» Юрия Домбровского. Кто вдруг не знает, это последний и важнейший роман писателя, прошедшего через аресты и лагеря при Сталине четыре раза. Текст, редкостный не только по художественным достоинствам, но и по бескомпромиссности, был написан на рубеже 1960-70-х и опубликован в Париже. За что Домбровский и был убит, предположительно, агентами КГБ в спровоцированной ими драке. Проглотив «Факультет…», схватился за более лирический «приквел» - «Хранителя древностей» (он-то был опубликован). Спасибо Оля Кашкарова. Вместе их эффект ещё мощнее. Наверное, это мое личное литературное впечатление года. Во-первых, высочайшего уровня и самобытности проза, которая отказывается причислять себя к модернизму, реализму или постмодерну (есть элементы всех трёх). Во-вторых, невероятная свобода мысли и слова. В-третьих, конечно, поражает своевременность - в совокупности с осознанием того, что роман-то о 1937 годе (Варлам Шаламов считал, что лучший роман о 1937 годе, многие литературоведы считали, что просто - последний великий русский роман). Это эпопея о человеке культуры в мире, где человек человеку волк, предатель и палач. О силе и праве культуры сопротивляться. О том, что культура неотделима от нравственности. О том, что ни то, ни другое не существует вне истории, которая и есть истина - а иначе ее и историей считать невозможно. И о том, что для государства мы все - «факультет ненужных вещей». Ненужные - это, конечно, эвфемизм: история и культура, свободное слово и мысль для репрессивного государства - самый важный враг. А если тот не сдаётся, его уничтожают. Ну и вот. Все мои мысли - с «Мемориалом».
Это историческая веха, знаменующая возврат к тоталитарным установкам ссылка на данный пост
https://www.facebook.com/mikhail.fishman/blogMikhail Fishman
Как в январе 1989 года, когда шла учредительная конференция “Мемориала”, объяснял Арсений Рогинский, “Мемориал” зародился с началом хрущевской оттепели, то есть сразу, как только стал возможен разговор про террор и про память о терроре. Потом “Мемориал” душили при Брежневе, но уничтожить память невозможно: в перестройку он превратился в широкое общественное движение. Десять лет назад с подачи Рогинского и “Мемориала” Кремль утверждал программу увековечения памяти жертв репрессий, а уже пять лет спустя “Мемориал” был признан иноагентом. Но сегодняшний иск о его ликвидации — это другое дело. Это историческая веха, знаменующая возврат к тоталитарным установкам брежневского неосталинизма. Абсолютно шокирующая новость, которая никак не укладывается в голове, но одно мы знаем твердо, потому что уже есть опыт: нельзя уничтожить память.
У КГБ зуб на Мемориал с 1987-88 годовссылка на данный пост
https://www.facebook.com/bgrozovski/blogBoris Grozovski
Приехали. Это должно было случиться. У КГБ зуб на Мемориал с 1987-88 годов. Мемориал мог стать точкой сборки демократического движения. Оно могло потребовать суда над авторами и исполнителями преступлений советских времён. Мемориал был в нескольких шагах от этого, но гигантской работой КГБ и компартия сумели это предотвратить. После транзита-1991 участники Мемориала стали главной движущей силой в раскрытии правды о преступлениях СССР (судить не будем, но оставьте нам хотя бы право знать - такая была логика). Борьба за открытие архивов. Теперь даже это - слишком. Мемориал-1989 - это главное, что отличало ситуацию конца режима от «режима-в-силе». Поэтому его ликвидация имеет для КГБ символическое значение. Это месть за страхи и нервотрепку, пережитую спецслужбами в 1990-92, мытарства середины-конца 1990-х, за которые наконец теперь, когда сила к ним вернулась, можно отплатить по полной. Платить придётся нам.
13 ноября
"Мемориал" – это такая общественная совестьссылка на данный пост
https://www.facebook.com/andrey.loshak/blogAndrey Loshak
"Мемориал" – это такая общественная совесть. Точнее, укоры совести, которые всегда будут саднить, доставлять дискомфорт и мешать раздувать щеки в ура-патриотическом угаре. "Мемориал" всей своей деятельностью как бы нам говорит: давайте не будем забывать, что мы натворили. Ладно, раскаиваться никто не заставляет, хотя неплохо бы для душевного здоровья. Но давайте хотя бы помнить. Это те самые «мене, мене, текел, фарес», начертанные божественной рукой во время царского пира. Нынешнему самодержцу неприятно видеть эти слова, они мешают наслаждаться собственным величием. Вот он и топает недовольно ножками: «Уничтожить память! Запретить совесть!» Очень не хватает в его окружении пророка Даниила, который бы ему сказал: «Дед, ты уже давно посчитан, взвешен и признан недостойным. Иди на… пенсию» Но этого не будет. Функцию коллективного пророка Даниила выполняют независимые журналисты и оппозиционные политики, которых бросают в тюрьмы и объявляют иноагентами. А себя наш Валтасар окружил жополизами в погонах, которые подбираются по одному признаку – лояльности и классовой близости. Тут есть еще один важный момент. Охранители в России – это сословие. Мне не очень нравится слово «чекисты» - оно слишком привязано к конкретному историческому моменту. Себя они любят называть «служивыми», «государевыми людьми», «новым дворянством» и тд. Но гораздо точнее называть их «вохровцами». Это та часть страны, которая сажала и охраняла. Как правило, выходцы из самых низов, прогрызшие себе путь наверх. Главные бенефициары советской власти. В 90-е это могущественное сословие впервые потеряло власть. А те, кого сажали, получили равные с ними права. Надо было быть полными идиотами, чтобы добровольно вернуть вохровцам власть на блюдечке. Но ельцинская семья именно это и сделала. Поставила на место президента игрушечного гэбиста - пиночетика, как они называли его между собой. Прошло 20 лет, и мы уже в Советском союзе пока еще не конца, но уже середины 30-х годов. Пытки, московские процессы, японские шпионы. По-другому и быть не могло. Пиночетик расправил плечи. Мы живем в мрачную эпоху вохровского реваншизма. Самый жуткий пример: дело историка Дмитриева, отправленного за решетку по чудовищному обвинению. Есть убедительная версия, что за его делом стоит потомственный нквдэшник, чей предок орудовал в Сандармохе. Таких примеров уже десятки. Музей политических репрессий Пермь-36, созданный когда-то Мемориалом, захвачен местной администрацией, а экскурсии по нему теперь водят бывшие лагерные охранники. В 2014 году я снимал в Медном – сосновый бор, в котором, как и в Сандармохе, закапывали жертв большого террора. Среди прочих там захоронено 6 тысяч расстрелянных перед войной польских офицеров. Тогда директор мемориала жаловалась мне на недостаток финансирования и нодовцев, которые мешают приезжающим полякам чтить память об убитых предках. При новом директоре мемориал поменял ориентацию – теперь тут свои мероприятия проводит военно-патриотическое общество «Юнармия» при активном участии все тех же нодовцев. Тренируются прямо на могилах репрессированных. Каждый месяц где-нибудь ставится новый памятник Дзержинскому или Сталину. Архивы НКВД в нарушение всех законов по-прежнему закрыты – на прошлой неделе историка не допустили к архивам "троек" чтобы не "разжигать ненависть". Сословие, захватившее Россию, очень заботится не только о материальном, но и о душевном комфорте. Дедушки, в чьих просторных квартирах на Фрунзенской набережной они до сих пор живут, должны в памяти внуков оставаться солидными пенсионерами всесоюзного значения в мундирах, усыпанных медалями, а не кровавыми палачами собственного народа, кем они были в реальности. Это вохровцы на самом деле переписывают историю, пытаясь стереть народную память, как нейрализаторы из «Людей в черном». Всепомнящий "Мемориал" для них – идеологический враг №1. Уничтожение организации – дело чести мундира. Ну и еще одно, совсем уже широкое обобщение – давно не писал сюда, не могу остановиться. Тип вохровца глубоко укоренен в российском народе. Его главная черта – феноменальная адаптивность. Приспособиться к любому говну. Выжить чего бы не стоило. Достоинство – не в твердых принципах и не в приверженности общественному благу - это вообще какая-то ересь забугорная – достоинство в том, чтобы, всех наебав, оказаться тем, кто сторожит, а не кого сторожат. Довольно распространенный российский типаж, если учесть, что повышенная выживаемость – его характерный признак. Если посмотреть на карьеру Путина, то он просто король адаптивности. Всех наебал и всех построил. Красавчик. Недаром президент регулярно вспоминает о Колобке, он явно к нему неравнодушен. Путин и есть Колобок, который и от бабушки ушел, и от дедушки ушел. Определенная часть народа узнает в Путине себя, он – их успешная версия. Такой архетипический колобок. На этой самоидентификации его власть во многом и держится. Вохровец, на которого опирается Путин, безусловно, не лучший русский типаж, если не сказать сильнее. И дело тут даже не в моральных качествах. Проблема в том, что силовики ничего кроме концлагерей строить не умеют. Они могут лишь поддерживать текущий порядок вещей с помощью страха и насилия. Страна для них – периметр за колючей проволокой, внутри чалится «контингент», который надо сторожить, а за злостное нарушение режима насиловать шваброй. В более здоровых странах репрессивные органы существуют для того, чтобы обеспечивать безопасность государства и граждан. И это нормально, да простит меня светлейший князь Кропоткин. Просто вохровцы должны прикрывать тылы, а не становиться у руля управления государством. Двигать страну вперед, быть локомотивом развития (а не деградации) эти люди неспособны. Ну не их это просто. Для созидания нужен совсем другой тип людей. Не те, кто лучше всех приспосабливается, а те, кто лучше всех умеет думать и придумывать. Дизрапторы, как их называют в бизнесе. Задача руководителя страны – создать в стране такой климат, чтобы дизрапторы могли реализовывать свои идеи, улучшающие жизнь людей. Помните, как при какой-то очередной показательной чистке на даче у генерала ФСБ нашли зарытыми в землю то ли 5, то ли 10 млн долларов. Ходорковский тогда хорошо прокомментировал: силовики не знают, что делать с деньгами. Они умеют их отжимать, но, в отличие от бизнесменов, они не знают, как заставить деньги работать. И они закапывают их в землю. Когда страна в руках вохровцев, она неэффективна, неустойчива и обречена на крах, что мы уже видели со множеством военных диктатур. Но поскольку у нас все гибридное, включая диктатуру, а типаж вохровца, как я уже говорил, отличается повышенной адаптивностью, в режиме ручного управления система может просуществовать еще довольно долго. В качестве слабого утешения можно вспомнить, чем закончилась сказка про Колобка. Ну и про «мене, мене, текел, фарес» тоже не стоит забывать
Кто хозяин памяти?ссылка на данный пост
https://www.facebook.com/anna.narinskaya/blogAnna Narinskaya
Происходящее с Мемориалом – один из последних подлых аргументов государства в этом споре, одна из последних подлых атак в этой войне, идущей на территории прошлого. Государство уже давно говорит: я, я владею памятью. Только я заведую тем, кто у нас великие люди (Калашников, Жуков) и как (в виде огромных каменных истуканов) их надо изображать, как выглядело наше прошлое (конфетные фильмы о СССР), как (одним единственным образом) надо мыслить блокаду, какие уроки («можем повторить») дала война. Этот захват памяти государство охраняет юридически (всякими законами о фальсификации истории) и массово-затейно (балаганами с реконструкциями блокады итд). Отдельно от государства, вне его генеральной линии, можно вспоминать буквально уже только у себя в квартире и на родной могилке. Все остальная территория захвачена памятью, спродюсированной властями Мемориал – единственное место, единственная структура, которая противилась этому и, надо сказать, исключительно успешно. Причем не только смыслово, но и эстетически. Сдержанный ритуал «Возвращения имен» и минималистические таблички Последнего адреса несли заряд противоположный официозной ярмарке фейковой памяти и именно поэтому были так заметны. Я уже не говорю о сути: о просто количестве сохраненных и вспомненных имен наших соотечественников, которые – не будь Мемориала – просто канули бы. Маленькая организация, уже давно притесняемая, могла создавать заметную, чувствительную оппозицию государственной машине лакировки и подтасовки. Поэтому надо заткнуть. Мемориал, я с вами!  
развернуть>>
12 ноября
Бессрочно существующая организацияссылка на данный пост
https://www.facebook.com/kirill.rogov.39/blogKirill Rogov
Давайте договоримся и запомним: Мемориал будет всегда. Это действующий сегодня в России политический режим переходит сейчас в статус "режима, который пытался запретить Мемориал". Это может быть. Но это не значит, что Мемориала не будет. Мемориал пережил своих основателей, Мемориал переживет своих гонителей. Это очень важно для нации и государства, чтобы были "бессрочно существующие организации", функционирование которых поддерживается из поколения в поколение. (Этот термин я заимствую из известной книги Дугласа Норта и соавторов, хотя и несколько публицистически здесь использую.) Насколько я понимаю, как организация Мемориал складывался в течение нескольких лет, примерно с года 1987, а учрежден был окончательно в 1991, т.е. тогда же, когда рождалась постсоветская, пост-коммунистическая Россия. Но в действительности Мемориал существовал гораздо раньше. Мемориал вобрал в себя традиции и опыт диссидентства, т.е. опыт противостояния тоталитарной диктатуре, и главное - он стал институциональным продолжением идеологии де-сталинизации. И эта идеология подразумевает нераздельность памяти о жутких сталинских репрессиях и идеи защиты прав человека, правозащитной деятельности. Это память, которая имеет политическую силу, память-действие, формирующая нацию память. И в этом смысле Мемориалу не тридцать лет, а все шестьдесят. Вполне логично, что попытка ползучей ре-сталинизации российской жизни, которую мы наблюдаем сегодня, подразумевает попытку запрета, уничтожения Мемориала. Но это, разумеется, глупая логика. Есть такие смыслы и традиции, которые ты отменить не можешь, даже если правишь двадцать лет. Ты можешь только перед лицом истории вступить с ними в открытую войну. И все. Я когда-то спросил у Рогинского, почему Путин не нападает на Мемориал? Ну, не нападает со всей силой, с какой мог бы и проч. Не помню, что он ответил, видимо, у него не было афористичной формулировки. Или не хотел говорить. Но как мне казалось, мы оба подумали об этом: что есть такие смыслы, с которыми - и так далее. Мы представили себе Путина (как мне казалось), который думает что-то в этом роде. В общем, вкратце: Мемориал будет всегда.
Страницы: 1
Фото
BestToday
АПН Северо-Запад Новая газета
Правда Беслана Election2012