tt
bes oday
  Лучшее в блогах
Сюжеты Афиша
Посты дня Репортажи дня Тексты дня Видео дня Фото дня
 
Блогеры против: Сбербанк
14.04 число просмотров 40478 число записей 99
 
В ожидании войны
13.04 число просмотров 1929 число записей 10
 
Дмитриева оправдали
6.04 число просмотров 780 число записей 7
 
Новое Простоквашино
5.04 число просмотров 1337 число записей 5
 
Братья Магомедовы
2.04 число просмотров 1909 число записей 11
 
все записи
Реклама
Подождите.
Самое читаемое
Черный список
11.04 число просмотров 2986 число записей 12
 
Слон в посудной лавке
22.04 число просмотров 3005 число записей 15
 
В ожидании войны
13.04 число просмотров 1929 число записей 10
 
Братья Магомедовы
2.04 число просмотров 1909 число записей 11
 
Запрет Telegram
22.04 число просмотров 1760 число записей 13
 
Прислать свою ссылку
Их не видно, но они решают вопросы
Их не видно, но они решают вопросы

Формально лоббизма в России как будто нет — во всяком случае, это понятие не закреплено в законах, а соответствующая деятельность никак специально не регулируется. Очередная бизнес-ассоциация 18 декабря предложила парламенту исправить эту ситуацию, хотя предыдущие попытки всегда заканчивались ничем. Тем не менее существует множество людей, которые зарабатывают на посреднической деятельности между бизнесом и государством, отстаивают интересы предпринимателей и проводят в жизнь нужные им законы. Некоторые из них пользуются легальными инструментами, другие — так называемые решалы — деньгами, связями и угрозами. Спецкор «Медузы» Таисия Бекбулатова разобралась в том, как работают русские лоббисты.

«Знаете, как возникло государство?» — спрашивает Марат Баширов. «Был мужик, который ловил рыбу, и были мужики с дубинами, которые прибегали и забирали у него рыбу. И однажды тот, у кого дубина была больше, сказал рыбаку — слушай, вот теперь давай договоримся: ты мне регулярно даешь рыбу, а я тебя защищаю от остальных придурков. И все — в этот момент он взял на себя роль регулятора и насильника. Это первое зарождение государства». Подумав, Баширов добавляет: «Лоббистом в этой схеме, очевидно, был третий человек, который пришел от тех, кто пашет, и сказал — слушай, а нельзя ли нам тоже в эту схему вписаться? К нам тоже регулярно прибегают и колотят нас дубинами. А нам бы вот отдавать кому-то одному и поменьше».

В России термины «лоббизм» и GR (government relations) сегодня часто используют как синонимы: и в том, и в другом случае речь идет о людях, которые выступают посредниками между бизнесом и государством, отстаивая интересы первого. «Для меня лоббист — это человек, который отвечает в первую очередь за регуляторную среду, а не за коммуникации, — говорит Баширов, поясняя, что лоббистов нанимают не для „системной работы, а для разовой“. — У джиарщиков все наоборот. У них больше коммуникационная функция, чем юридическая». Специалисты по GR чаще работают в штате компаний, лоббисты — на аутсорсе; постоянно содержать их бизнесу невыгодно. По словам Ивана Глушкова, «внутренние» джиарщики нередко привлекают к работе сторонних лоббистов.

«Сейчас даже ленивый себя джиарщиком называет», — говорит один из участников рынка. Заказчиками GR-услуг выступает, как правило, крупный бизнес или отраслевые ассоциации; особенно они необходимы иностранным компаниям, которые нуждаются в сопровождении на незнакомой территории. «У нас говорят о необходимости услышать позицию бизнеса, но зачастую все это сводится к тому, что на каком-то заседании присутствуют представители РСПП — и типа интересы бизнеса учтены. Но не может даже гениальный человек Александр Шохин все охватить собой», — поясняет Олег Румянцев. В числе его клиентов — киностудии, ассоциация клининговых компаний, производители кормов для домашних животных и крупная табачная корпорация. «В текущих условиях каналы коммуникации почти монополизированы. Власть принимает решения, основываясь на неполноценной экспертизе, одностороннем видении, — объясняет необходимость лоббизма Эдуард Войтенко. — По степени заинтересованности в лоббистской деятельности можно отчетливо видеть отрасли, в которых диалог между бизнесом и властью не сложился или ведется с существенным недопониманием». В пример он приводит зарубежные фармацевтические компании, от которых поступает много запросов на подобные услуги: государство «ведет политику импортозамещения», а бизнес хочет избежать связанных с этим проблем.

Число эффективных лоббистов на рынке Станислав Наумов из X5 Retail Group оценивает в несколько десятков (всего их, по разным оценкам, несколько тысяч). «Если взять российский список Forbes, то у всех, кто в него входит, должны быть свои парни, которые поддерживают на рабочем уровне [отношения с госорганами], могут обеспечить включение какого-то абзаца в правительственный отзыв на депутатскую инициативу, — рассуждает он. — Олигархи этим заниматься не будут». Основатель «Компании развития общественных связей», бывший замглавы администрации президента (АП) Сергей Зверев сравнивает лоббистов со «служителями плаща и кинжала». «Их не видно, — объясняет он. — Но у нас вполне себе много квалифицированных специалистов. Решают же люди вопросы».

Серьезные вещи за закрытыми дверями

Лоббистов в России не видно еще и законодательству — в отличие, скажем, от США, эта сфера никак специально не регулируется; процесс принятия решений, по словам собеседников «Медузы», неформальный и во многом закрытый. Это объясняется в том числе и особенностями современного российского государства. «Как отрегулируешь [лоббизм], если люди, участвующие в принятии тех или иных решений, часто вообще никаких формальных постов не занимают? — разводит руками Евгений Минченко. — Ротенберг у нас влиятельней, чем бóльшая часть министров. А кто такой Ротенберг?..» «К сожалению, лоббистам приходится бороться за то, чтобы узнать, кто вообще о чем думает», — добавляет Наумов. О том, что работа лоббиста прежде всего «кулуарная», говорит и Иван Бегтин, который называет себя лоббистом открытых данных. «Все эти общественные, экспертные советы — это так, шоу для непосвященных. Все серьезные вещи делаются за закрытыми дверями. Например, реновация. Вы о ней ничего не слышали, пока она не произошла, — говорит он. — Закон Яровой был для всех в отрасли неожиданностью».

Проблем у российских лоббистов вообще много. Например, репрессивный подход к законодательным нормам: как отмечает Наумов, в последние годы власть склонна «регулировать только одним способом — запрещать». «И вот они закручивают-закручивают, а ничего не происходит. И кролики голодные, и партизанам не очень, как в анекдоте», — объясняет он. В результате основные силы лоббисты расходуют на то, чтобы предотвратить очередной запрет, — и часто слышат в ответ «исключительно политические аргументы». Новые законы обычно принимаются в «логике мгновенной реакции на что-то, возбудившее общественное негодование» — а признавать уже принятые решения неверными система не умеет, отмечает Наумов. В итоге к одним нормам присоединяются другие — и так до бесконечности. «Проблема в том, что если вы что-то вносите, то, по-хорошему, надо что-то отменять. А у нас что-то вносится, но при этом не отменяется вся предыдущая череда регулирований, — рассуждает он. — На том же алкогольном рынке когда-то запретили размещать магазины рядом с учреждениями среднего образования, потому что дети, видимо, могут быстро сбегать на переменке в магазин и что-нибудь там [выпить]. Потом на этот запрет наложили запрет продажи алкоголя несовершеннолетним, а потом еще запрет рекламы алкоголя вне магазинов».

Отсутствие ясной юридической базы и неформальные процедуры нередко приводят к тому, что, как формулирует Андрей Колядин, «даже солидные конторы ведут себя [с лоббистами] как мелкие мошенники». В пример он приводит случай, когда его наняла строительная фирма для решения вопроса для «одной питерской сети гипермаркетов». «Она купила много земли в Екатеринбурге, но неправильно ее оформила и не знала, что делать. Мы договорились, что в ответ [на решение проблемы с землей] она, в соответствии с договором, наймет наших строителей, чтобы они строили новый гипермаркет, — рассказывает он. — Но когда их вопрос был решен, они нас кинули и сменили подрядчика: сказали — работать будут наши, а вы идите и судитесь. Мы своих юристов выставим, и будете всю жизнь судиться».

Бессмысленная Госдума

«Вот сегодня мой рабочий день состоял из визита в администрацию президента и в дом правительства. Вчера был в Госдуме», — рассказывает Румянцев. Предполагается, что лоббисты работают со всеми госструктурами, а главным местом приложения усилий должен быть парламент; на деле их интерес сосредоточен в правительстве (особенно в ФАС и министерствах, которые занимаются реальным сектором экономики, — Минпромторг, Минстрой и так далее) и администрации президента. Как правило, лоббисты работают с определенными отраслями, в которых лучше разбираются, отмечает Баширов. Сам он специализируется на ЖКХ и электроэнергетике.

Далее
Что будет с Улюкаевым
  
Что будет с Улюкаевым Вчера мне задавали вопросы, что будет с Улюкаевым, если его этапируют в колонию для бывших сотрудников в Иркутске?
 
Почему население не бунтует?
  
Почему население не бунтует? Россия "беременна" переменами. Очень нужны люди перемен
 
Пазл складывается по принципу «Литвиненко – Скрипаль»
  
Пазл складывается по принципу «Литвиненко – Скрипаль» Павел Дуров – гражданин государства Сент-Китс и Невис, которое является членом Британского содружества (Британского, Карл!)
 
Друзья, а как работать?
  
Друзья, а как работать? Все эти годы он жил в другой реальности, в которой стартапы, воркшопы, лайнапы и прочие аппы. И только. Никакого Путина, Навального, Украины, Сирии, протестов, репрессий, Думы, санкций, антисанкций
 
Мы продержались 7 дней
  
Мы продержались 7 дней Всех, кто поддерживает свободный интернет, призываем запустить из окна бумажный самолетик сегодня ровно в 7 вечера по местному времени
 
все записи

Так, как сейчас, мне не нравится тоже
  
Так, как сейчас, мне не нравится тоже Мне становится ужасно стыдно за этот дубовый паркет, за этот второй этаж, за отдельную спальню у трехлетнего мальчика, за английские обои и винтажную итальянскую люстру. Как будто я это все украла
 
Речь Кирилла Серебренникова на суде
  
Речь Кирилла Серебренникова на суде Я нахожусь под домашним арестом уже 8 месяцев. Следствие лишило меня возможности работать, вести свой обычный образ жизни, мотивируя необходимость моей изоляции от общества тем, что я могу скрыться, помешать расследованию, оказывать воздействие на свидетелей
 
За разговоры в кафе
  
За разговоры в кафе благодаря провокации силовиков, восемь человек попали в следственный изолятор. Ребят технично подвели под уголовку за разговоры в кафе
 
"Новичок" в Лондоне
"Новичок" в Лондоне
В блогах спорят о версиях отравления бывшего российского разведчика Сергея Скрипаля в Лондоне веществом "Новичок": кому оно было выгодно? Тем временем отношения России и Великобритании накаляются
все записи
Новое Простоквашино
Новое Простоквашино
"Союзмультфильм" показал первую часть сериала "Простоквашино", который является продолжением советского мультфильма. Теперь у дяди Федора появилась сестра Вера Павловна. Блогеры делятся впечатлениями о мультфильме.
все записи
Феномен ульяновских курсантов
Феномен ульяновских курсантов
Пародийный ролик, который записали 14 курсантов Ульяновского института гражданской авиации, после новости о возможном отчислении авторов стал вирусным. В Рунете появились десятки видео, записанных в поддержку курсантов
все записи
Агент СМИт
Агент СМИт
Госдума в первом чтении одобрила закон, который позволяет признавать "СМИ-иностранными агентами" физические лица
все записи
Нобелевская премия для Исигуро
Нобелевская премия для Исигуро
Нобелевскую премию по литературе получил Кадзуо Исигуро, британский писатель английского происхождения, за «полные эмоциональной силы книги, обнажающие бездну под нашим обманчивым чувством связи с этим миром»
все записи
BestToday
АПН Северо-Запад Новая газета
Правда Беслана Election2012