tt
bes oday
  Лучшее в блогах
Сюжеты Афиша
Посты дня Репортажи дня Тексты дня Видео дня Фото дня
 
Дело Роскомнадзора
15.10 число просмотров 586 число записей 5
 
Горящие за Матильду
14.10 число просмотров 3049 число записей 13
 
Нобелевская премия для Исигуро
10.10 число просмотров 733 число записей 5
 
Убийство Дениса Вороненкова
10.10 число просмотров 6565 число записей 20
 
Навальный идет в президенты
8.10 число просмотров 5821 число записей 57
 
все записи
Реклама
Подождите.
Самое читаемое
Кандидат Собчак
18.10 число просмотров 4038 число записей 45
 
Памятник Калашникову
22.09 число просмотров 2848 число записей 9
 
Столкновения в Каталонии
4.10 число просмотров 1938 число записей 14
 
Санация Бинбанка
23.09 число просмотров 1844 число записей 10
 
Россияне в плену у ИГИЛ
5.10 число просмотров 1621 число записей 3
 
Прислать свою ссылку
«Вы его убьете или мы его убьем. Выбирайте, что лучше»
«Вы его убьете или мы его убьем. Выбирайте, что лучше»

Движение «Российская ЛГБТ-сеть» пытается помочь гомосексуалам, которые подверглись преследованиям в Чечне. Сотрудники организации запустили горячую линию и пытаются отправить пострадавших за границу или вывезти хотя бы за пределы Чечни. О кампании против геев 1 апреля сообщила «Новая газета»: по данным издания, в республике задержали больше ста человек, три человека убиты; людей держат в секретных тюрьмах и с помощью пыток пытаются выбить контакты других гомосексуалов. 13 апреля «Новая» выпустила обращение, в котором заявила, что «у редакции после публикации о преследованиях геев есть серьезные опасения за безопасность уже не только конкретных журналистов, но и всех без исключения сотрудников». «Медуза» публикует монолог одного из чеченцев, попросивших помощи у организации; его записала журналистка Елена Костюченко.

По просьбе героя мы не сообщаем его имени; из текста удалены сведения, которые позволяют вычислить его личность и местонахождение.

Я гей; не такой, чтобы орать об этом. Даже жена не знает. У меня четвертый ребенок на подходе. У меня много родственников — и никто не знает, что я гей. Я живу обычной жизнью. Но если у меня будет возможность встретиться с кем-то, я не буду, конечно же, отказываться. Мне это необходимо. Я не думаю, что это моя вина. Может, природа, а может, болезнь. 

У нас в республике никто не ходит с пирсингом, с длинными волосами и так далее; никак не показывают люди свою ориентацию. Ты по мне скажешь, что я гей? Так же и там и ходят. У многих семьи. У всех семьи, фактически. У нас такие вещи не разглашаются. Чтобы поставить свою фотку на сайте знакомств — такого нет. Никто [из местных геев] не знает имен друг друга, где кто работает, где кто живет. У всех клички, и людям это сложности создает. Они ищут Мусу, а на самом деле ты Саид. 

Я работал — и работал хорошо, на жизнь хватало, уверенно себя чувствовал. Был друг, тоже гей. Мы с ним редко виделись, совсем редко. И у нас был общий знакомый. Не знаю, какие между ними были отношения. Я их обоих знал. Люди видели, что они ко мне подходили, что мы разговаривали. И потом этот наш общий знакомый познакомил меня со своим родственником. А потом этого родственника поймали на чем-то — и видимо, в телефоне лазали. По этим контактам они поняли, что он нетрадиционной ориентации. Так они так по цепочке на меня вышли. 

Полицейский мне позвонил: «Где ты? Быстренько одевайся, я сейчас подъеду». Я сразу телефон на полку убрал, взял другой, где контактов не было. Вышел — они уже у двери были. В машине согнули, чтобы не видел, куда едем. Сразу до меня дошло, что именно за это [гомосексуальность] меня взяли. Они в телефоне порыскали, ничего не нашли.

Повели в подвал. Там двери вот такой толщины, сырость. Очень было тяжко. Там уже был этот мальчик — родственник того человека. А его самого [общего знакомого] отпустили — за то, что сдал нас. 

Первые несколько часов били. У меня здесь была сильная гематома, ребра сломали. Потом ток. Специальная катушка такая, прищепки железные на уши или на руки — и начинали. Я выдерживал. Морально — куда больнее. Говорят, что ножом ударишь, рана заживает, а если словом — никогда. Психику мне разрушили. Они искали моего друга — не могли найти его номер. Я говорил, что знаю всех как знакомых, как соседей, что у меня своя семья. Я говорю: если я гей, привезите человека, который скажет, что он со мной был. Я поклянусь, что это неправда. И я бы поклялся. 

Тот парень, которого вместе со мной забрали, — спортсмен, красавчик. Такой хороший парень. Тоже не сдался. Только очень сильно орал. Я уже ему кричу: ты хоть придумай [выдумай что-нибудь], расскажи им. Ему очень больно было.

Там подвал такой, много комнат. Ты слышишь все, но не видишь. Мы там неделю провели. Не кормили нас вообще. Просто голодом морили. Ни еды, ни воды. Молиться разрешали. Идешь в туалет, там омовение совершаешь и быстро пьешь. 

В Грозном есть один парень в теме. Он среди геев славится как икона стиля. Одевается всегда красиво. И, естественно, натуралы, которые его видят, догадываются [что он гей], но точно не знают. И этот военный, который меня допрашивал, он давно, видимо, на него справки наводил. Но доказательств не было. И нашли его, привели. Меня допрашивают, и тут его заводят. «Ты его знаешь?» Хорошо, что мы увидели друг друга вообще. Я говорю: не знаю. И этот парень услышал и понял, что я ничего не сказал на него. И он тоже сказал, что меня не знает. Они начали ему врать: он про тебя говорит, что ты такой [гей]. А тот отвечает: да откуда, я его не знаю, какой он мне друг? И к нему больше не докопаться, и его отпустили. Сейчас за границей находится. Всем повезло, что он успел уехать. У него нет детей, он живет своей жизнью. И таких пыток он бы не выдержал [и мог бы сообщить о своих знакомых геях]. 

За то время, что нас там держали, они нашли-таки адрес моего друга. Пришли к нему домой, а родители сказали, что он в Ростов уехал. А сами ему позвонили. Он сразу продал недвижимость за полцены и улетел за границу. Нас это спасло. Вскоре нас отпустили. 

Мне они сказали, чтобы я не уезжал, чтобы в любое время был доступен для них: «Никому ни слова, остаешься дома, чтобы в любое время был на связи». А мы с семьей как раз переехать собирались. И, конечно, как я вышел, переехали. Я начал работать, жить обычной жизнью, потихоньку все улаживалось, утихомиривалось. Только я весь поседел, меня даже люди не узнавали на улице.

Далее
Меня давно беспокоит этот вопрос: где деньги
  
Меня давно беспокоит этот вопрос: где деньги Если все кричат кругом, что ради денег, это надо считать. А игрушка дорогая, кстати. консультант Берни Сандерса, все такое
 
Некие "бизнесмены" не брезгуют наживаться на здравоохранении и Минздрав им в этом помогает
  
Некие "бизнесмены" не брезгуют наживаться на здравоохранении и Минздрав им в этом помогает Некий Олег Данилов, гендиректор Национальной ассоциации клинического питания, через своих людей долго лоббировал замену натуральных продуктов в больничном питании на некие белковые смеси
 
Как нас обворовывает ФНС и ПФР
  
Как нас обворовывает ФНС и ПФР Воровать у предпринимателей - это запредельно, воровать у НКО, занимающегося больными детьми, на которых государство кладет большой болт - подло. Но воровать со счета президентского гранта - это необъяснимо
 
Два сценария выборов-2018
  
Два сценария выборов-2018 Первый называется "преемник". Второй- "транзит". Как говорит источник, еще в августе Президент утвердил две концепции и поручил вести их подготовку
 
Мы выиграли. Всем спасибо за поддержку
  
Мы выиграли. Всем спасибо за поддержку Европейский суд по правам человека вынес решение по "делу Ив Роше" в нашу пользу. Мы доказали, что дело было сфабриковано, и отвратительная клоунада, происходившая в Замоскворецком суде в 2014 году, не имела никакого отношения к справедливому судебному разбирательству
 
все записи

"Сексуальные домогательства — ну это же прекрасно"
  
"Сексуальные домогательства — ну это же прекрасно" Актриса Любовь Толкалина, которая сегодня заметно выступила в нашем опросе про домогательства в киноиндустрии ("сексуальные домогательства — ну это же прекрасно"), разумеется, попыталась отказаться от своих слов
 
Продолжаем планомерно обжаловать недопуск в Россию норвежского журналиста
  
Продолжаем планомерно обжаловать недопуск в Россию норвежского журналиста У Томаса была аккредитация и пятилетняя российская виза, но это никого не остановило. Как выяснилось позднее, соответствующее решение было принято ФСБ
 
Кто виноват в смерти актера Дмитрия Марьянова
  
Кто виноват в смерти актера Дмитрия Марьянова Мы увидели обратную сторону девелоперского бизнеса. Мы увидели, как погоня за сверх прибылью убивает людей
 
Орёл молодой
Орёл молодой
Исполняющим обязанности губернатора Орловской области неожиданно назначен молодой коммунист Андрей Клычков, собиравшийся участвовать в выборах мэра Москвы в 2018 году
все записи
Горящие за Матильду
Горящие за Матильду
Неизвестные в масках подожгли два автомобиля у офиса адвокатского бюро, которое представляет интересы режиссера фильма "Матильда" Алексея Учителя. На месте поджога были найдены листовки "Гореть за Матильду". После этих событий киносеть «Формула кино» и «Синема парк» отказались от показа фильма.
все записи
Без Евровидения
Без Евровидения
Служба безопасности Украины запретила въезд Юлие Самойловой. Певица посещала Крым после 2014 года в нарушение украинских законов. Блогеры изначально предсказывали, что Самойлову и конкурс используют для политических интриг. Так и случилось: сразу после решения СБУ в России началась кампания возмущения, а федеральные телеканалы решили не траснлировать Евровидение
все записи
Таинственная смерть Лесина
Таинственная смерть Лесина
Два агента ФБР сообщили изданию Buzzfeed, что Михаил Лесин был до смерти избит бейсбольной битой накануне его встречи с чиновниками Минюста США в Вашингтоне. При вскрытии тела у него оказались сломанные ребра
все записи
Нобелевская премия для Исигуро
Нобелевская премия для Исигуро
Нобелевскую премию по литературе получил Кадзуо Исигуро, британский писатель английского происхождения, за «полные эмоциональной силы книги, обнажающие бездну под нашим обманчивым чувством связи с этим миром»
все записи
BestToday
АПН Северо-Запад Новая газета
Правда Беслана Election2012