tt
bes oday
  Лучшее в блогах
Сюжеты Афиша
Посты дня Репортажи дня Тексты дня Видео дня Фото дня
 
Отзыв зелёнки
2.05 число просмотров 2813 число записей 9
 
Чашка Веллера
2.05 число просмотров 3299 число записей 5
 
#Надоел
30.04 число просмотров 2814 число записей 6
 
Нежелательная Россия
28.04 число просмотров 508 число записей 1
 
Дискредитация Навального
20.04 число просмотров 3374 число записей 16
 
все записи
Реклама
Подождите.
Самое читаемое
Президент Макрон
8.05 число просмотров 4732 число записей 18
 
Чашка Веллера
2.05 число просмотров 3299 число записей 5
 
Новый Эммануэль
8.05 число просмотров 3245 число записей 8
 
Отзыв зелёнки
2.05 число просмотров 2813 число записей 9
 
#Надоел
30.04 число просмотров 2814 число записей 6
 
Прислать свою ссылку
«Вы его убьете или мы его убьем. Выбирайте, что лучше»
«Вы его убьете или мы его убьем. Выбирайте, что лучше»

Движение «Российская ЛГБТ-сеть» пытается помочь гомосексуалам, которые подверглись преследованиям в Чечне. Сотрудники организации запустили горячую линию и пытаются отправить пострадавших за границу или вывезти хотя бы за пределы Чечни. О кампании против геев 1 апреля сообщила «Новая газета»: по данным издания, в республике задержали больше ста человек, три человека убиты; людей держат в секретных тюрьмах и с помощью пыток пытаются выбить контакты других гомосексуалов. 13 апреля «Новая» выпустила обращение, в котором заявила, что «у редакции после публикации о преследованиях геев есть серьезные опасения за безопасность уже не только конкретных журналистов, но и всех без исключения сотрудников». «Медуза» публикует монолог одного из чеченцев, попросивших помощи у организации; его записала журналистка Елена Костюченко.

По просьбе героя мы не сообщаем его имени; из текста удалены сведения, которые позволяют вычислить его личность и местонахождение.

Я гей; не такой, чтобы орать об этом. Даже жена не знает. У меня четвертый ребенок на подходе. У меня много родственников — и никто не знает, что я гей. Я живу обычной жизнью. Но если у меня будет возможность встретиться с кем-то, я не буду, конечно же, отказываться. Мне это необходимо. Я не думаю, что это моя вина. Может, природа, а может, болезнь. 

У нас в республике никто не ходит с пирсингом, с длинными волосами и так далее; никак не показывают люди свою ориентацию. Ты по мне скажешь, что я гей? Так же и там и ходят. У многих семьи. У всех семьи, фактически. У нас такие вещи не разглашаются. Чтобы поставить свою фотку на сайте знакомств — такого нет. Никто [из местных геев] не знает имен друг друга, где кто работает, где кто живет. У всех клички, и людям это сложности создает. Они ищут Мусу, а на самом деле ты Саид. 

Я работал — и работал хорошо, на жизнь хватало, уверенно себя чувствовал. Был друг, тоже гей. Мы с ним редко виделись, совсем редко. И у нас был общий знакомый. Не знаю, какие между ними были отношения. Я их обоих знал. Люди видели, что они ко мне подходили, что мы разговаривали. И потом этот наш общий знакомый познакомил меня со своим родственником. А потом этого родственника поймали на чем-то — и видимо, в телефоне лазали. По этим контактам они поняли, что он нетрадиционной ориентации. Так они так по цепочке на меня вышли. 

Полицейский мне позвонил: «Где ты? Быстренько одевайся, я сейчас подъеду». Я сразу телефон на полку убрал, взял другой, где контактов не было. Вышел — они уже у двери были. В машине согнули, чтобы не видел, куда едем. Сразу до меня дошло, что именно за это [гомосексуальность] меня взяли. Они в телефоне порыскали, ничего не нашли.

Повели в подвал. Там двери вот такой толщины, сырость. Очень было тяжко. Там уже был этот мальчик — родственник того человека. А его самого [общего знакомого] отпустили — за то, что сдал нас. 

Первые несколько часов били. У меня здесь была сильная гематома, ребра сломали. Потом ток. Специальная катушка такая, прищепки железные на уши или на руки — и начинали. Я выдерживал. Морально — куда больнее. Говорят, что ножом ударишь, рана заживает, а если словом — никогда. Психику мне разрушили. Они искали моего друга — не могли найти его номер. Я говорил, что знаю всех как знакомых, как соседей, что у меня своя семья. Я говорю: если я гей, привезите человека, который скажет, что он со мной был. Я поклянусь, что это неправда. И я бы поклялся. 

Тот парень, которого вместе со мной забрали, — спортсмен, красавчик. Такой хороший парень. Тоже не сдался. Только очень сильно орал. Я уже ему кричу: ты хоть придумай [выдумай что-нибудь], расскажи им. Ему очень больно было.

Там подвал такой, много комнат. Ты слышишь все, но не видишь. Мы там неделю провели. Не кормили нас вообще. Просто голодом морили. Ни еды, ни воды. Молиться разрешали. Идешь в туалет, там омовение совершаешь и быстро пьешь. 

В Грозном есть один парень в теме. Он среди геев славится как икона стиля. Одевается всегда красиво. И, естественно, натуралы, которые его видят, догадываются [что он гей], но точно не знают. И этот военный, который меня допрашивал, он давно, видимо, на него справки наводил. Но доказательств не было. И нашли его, привели. Меня допрашивают, и тут его заводят. «Ты его знаешь?» Хорошо, что мы увидели друг друга вообще. Я говорю: не знаю. И этот парень услышал и понял, что я ничего не сказал на него. И он тоже сказал, что меня не знает. Они начали ему врать: он про тебя говорит, что ты такой [гей]. А тот отвечает: да откуда, я его не знаю, какой он мне друг? И к нему больше не докопаться, и его отпустили. Сейчас за границей находится. Всем повезло, что он успел уехать. У него нет детей, он живет своей жизнью. И таких пыток он бы не выдержал [и мог бы сообщить о своих знакомых геях]. 

За то время, что нас там держали, они нашли-таки адрес моего друга. Пришли к нему домой, а родители сказали, что он в Ростов уехал. А сами ему позвонили. Он сразу продал недвижимость за полцены и улетел за границу. Нас это спасло. Вскоре нас отпустили. 

Мне они сказали, чтобы я не уезжал, чтобы в любое время был доступен для них: «Никому ни слова, остаешься дома, чтобы в любое время был на связи». А мы с семьей как раз переехать собирались. И, конечно, как я вышел, переехали. Я начал работать, жить обычной жизнью, потихоньку все улаживалось, утихомиривалось. Только я весь поседел, меня даже люди не узнавали на улице.

Далее
Может, Трампу предложить обменять Ярошенко на Олега Сенцова и Александра Кольченко?
  
Может, Трампу предложить обменять Ярошенко на Олега Сенцова и Александра Кольченко? Омбудсмен Татьяна Николаевна Москалькова попросила президента Трампа помиловать российского летчика Константина Ярошенко, которого ранее приговорили в США к 20 годам заключения за контрабанду наркотиков
 
История мощей Николая
  
История мощей Николая Ровно 930 лет назад, в 1087 году, 47 вооруженных итальянцев (немного купцов, немного пиратов) ворвались в главную церковь Мир Ликийских, связали четырех греческих монахов, похитили мощи святого Николая Чудотворца
 
Даю справку
  
Даю справку Тут народ активно интересуется, так за что же сидел Усманов: за изнасилование ИЛИ за вымогательство?
 
Шаг влево, шаг вправо, и произойдет выпадение из окна Овертона
  
Шаг влево, шаг вправо, и произойдет выпадение из окна Овертона Навальный, естественно, не может в полной мере в рамках политических дебатов использовать тему внедрения КГБ в среду узбекских бандитов
 
Вроде и немного срока, но реального
  
Вроде и немного срока, но реального Актер Юрий Кулий приговорен к 8 месяцам колонии-поселения за акцию 26 марта в Москве. СКР явно выучил уроки Болотного дела. И теперь мы свидетели новой тактики
 
все записи

Как мэрия Собянина обманывает москвичей за их же деньги
  
Как мэрия Собянина обманывает москвичей за их же деньги Анастасия Ракова и дальше будет ходить обвешанная драгоценностями, которые стоят больше, чем средняя квартира в хрущёвке и считать, что москвичи — безответное быдло, с которым можно делать что угодно
 
О чем нам говорит видео Алисы Вокс?
  
О чем нам говорит видео Алисы Вокс? О том, что Сергей Владиленович не хочет учиться на своих ошибках. Мало ему было «Навального-Гитлера»
 
Все спрашивают, что произошло с Навальным на митинге
  
Все спрашивают, что произошло с Навальным на митинге В итоге мне пришлось выйти за пределы сцены вместе с Алексеем и Юлией - полиция оказалась сильнее нас и с нами был ребёнок
 
Чечня без геев
Чечня без геев
Скандал после статьи "Новой газеты" о преследованиях геев в Чечне продолжает развиваться: угрозы поступают и поддержавшим коллег журналистам "Эха Москвы". Следственный комитет сообщил о доследственной проверке угроз и по фактам, изложенным в статьях
все записи
Т2 Трейнспоттинг
Т2 Трейнспоттинг
В соцсетях пишут о продолжении фильма "На игле" по культовому роману Ирвина Уэлша, в котором главные герои встречаются спустя 20 лет
все записи
Без Евровидения
Без Евровидения
Служба безопасности Украины запретила въезд Юлие Самойловой. Певица посещала Крым после 2014 года в нарушение украинских законов. Блогеры изначально предсказывали, что Самойлову и конкурс используют для политических интриг. Так и случилось: сразу после решения СБУ в России началась кампания возмущения, а федеральные телеканалы решили не траснлировать Евровидение
все записи
Запрет Telegram
Запрет Telegram
Блогеры обсуждают слухи о скорой блокировке ставшего популярным в России мессенджера Telegram. Администраторы ряда российских Telegram-каналов в свою очередь обратились к Павлу Дурову с петицией, в которой просят его не допустить блокировки сервиса в России
все записи
Больше, чем поэт
Больше, чем поэт
Блогеры вспоминают поэта Евгения Евтушенко, который скончался в США на 85 году жизни
все записи
BestToday
АПН Северо-Запад Новая газета
Правда Беслана Election2012